Создать аккаунт
Главные новости » Политика » Монголия перестала балансировать между Россией и Китаем
Политика

Монголия перестала балансировать между Россией и Китаем




Фото из открытых источников
Шанхайская организация сотрудничества продолжает расширяться. На этот раз глава МИД РФ Сергей Лавров сообщил, что в состав объединения может войти и Монголия. С этой страной у Москвы имеется богатый опыт отношений, а перспективы трехстороннего сотрудничества с Китаем способны превратить Улан-Батор в крупный транспортный хаб. Чего еще стоит ожидать России от вступления Монголии в ШОС?
 
Монголия может стать следующим кандидатом на вступление в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС). Об этом во время заседания Совета глав МИД объединения рассказал Сергей Лавров. По его мнению, страна идеально вписывается в единое евразийское пространство. Кроме того, все действующие члены интеграционного проекта однозначно выступают за присоединение Улан-Батора.
 
Выбор Монголии в качестве следующего претендента на вступление в ШОС имеет за собой немало историко-культурных и экономических причин. Судьба республики переплетена узами с Москвой и Пекином. И пускай Поднебесной не всегда удавалось вести позитивный диалог с Улан-Батором, более глубокая интеграция с участием Москвы поможет перенаправить имеющийся опыт взаимодействия в правильное русло.
 
Как ранее писала газета ВЗГЛЯД, независимость в своих нынешних границах Монголия сумела получить в 1911 году, когда в еще имперском Китае началась Синьхайская революция. Молодую автономию активно поддерживал Петербург, однако события октября 1917-го заставили Россию отвлечься от Азии. Пекин воспользовался подвернувшейся возможностью и вновь оккупировал взбунтовавшийся регион.
 
Воевать против «китайских империалистов» Монголии помогали как красная, так и белая армия. Особая активность последних спровоцировала вмешательство в ситуацию большевиков, благодаря действиям которых борющаяся за независимость республика стала вторым социалистическим государством в мире.
 
Китай не мог смириться с территориальной потерей вплоть до окончания Второй мировой войны. Признать суверенитет Монголии Мао Цзэдун решился лишь под беспрецедентным давлением со стороны СССР, занявшего роль гаранта монгольской независимости в том числе в войне с Японией. Москва также хранит память о тех событиях: например, визит Владимира Путина в Монголию в 2019 году был приурочен именно к годовщине боев на Халхин-Голе.
 
В этой связи репутация России как друга Улан-Батора способна придать импульс развитию инициатив между РФ, КНР и Монголией. Пока же отношения республики с Пекином нередко сковываются грузом взаимных обид и претензий, однако посредничество Москвы внутри ШОС, успевшей зарекомендовать себя как организацию, ценящую равенство и суверенитет, способно качественно преобразить сохраняющееся в регионе напряжение.
 
По мнению экспертов, активизация экономических связей в регионе сегодня особенно важна, поскольку западные игроки также все чаще проявляют интерес к Монголии и ее ресурсам. Ранее газета ВЗГЛЯД подробно описывала, какие интересы в диалоге с Улан-Батором преследует, например, Париж – прежде всего это урановые залежи. Вплотную Франция занялась этим вопросом в октябре 2023 года.
 
Однако связи России, Китая и Монголии более крепки, чем контакты Улан-Батора с западными государствами. Так, в настоящее время стороны активно работают над разработкой газопровода «Сила Сибири – 2», который должен связать все три страны. По словам вице-премьера Александра Новака, подписание контракта о строительстве необходимой инфраструктуры может состояться уже в ближайшее время, пишет «Интерфакс».
 
В экспертном сообществе отмечают, что вступление Монголии в ШОС может быть продиктовано в первую очередь ее географическими особенностями. Кроме того, Улан-Батор имеет все шансы на то, чтобы стать крупным региональным транспортным хабом и привнести немало улучшений в уже имеющиеся инициативы объединения.
 
«За последние 35 лет внешнеполитический курс Монголии претерпел значительные изменения. Одно время официальная дипломатия Улан-Батора выстраивалась вокруг принципа «трех соседей». Предполагалось, что страна сможет достичь наиболее выгодного положения лишь при условии поддержания взвешенного диалога с Москвой, Вашингтоном и Пекином», – сказал Тимофей Бордачев, программный директор клуба «Валдай».
 
«Таким образом, ориентация на многовекторность является давним трендом в поведении Монголии. Будучи зажатой между Россией и Китаем, эта страна попросту не может иначе. Для нее принципиально важно не просто сохранить автономию, но и не допустить ее эрозию, что в силу географических причин сделать достаточно легко», – отмечает он.
 
«Именно поэтому Улан-Батору долгое время не удавалось добиться значительных достижений в плане взаимодействия со странами евразийского пространства. Монголия не могла вступать в различные интеграционные объединения, опасаясь тем самым нарушения хрупкого регионального баланса. Однако времена меняются», – подчеркивает собеседник.
 
«Шанхайская организация сотрудничества сегодня претендует на роль настоящего выразителя интересов нашего континента. В ее состав теперь входят Иран и Пакистан. Любые подозрения в том, что через объединение Россия или Китай пытаются протолкнуть собственные интересы, разбиваются о реальные результаты его деятельности», – уточняет эксперт.
 
«ШОС помогает евразийским государствам налаживать сотрудничество друг с другом по совершенно разным направлениям. Диалог осуществляется на принципах равенства и неприкосновенности суверенитета. Данные условия, думаю, и способствуют привлечению Монголии в эту молодую, но перспективную организацию», – считает он.
 
«К тому же вступление Улан-Батора еще раз подтвердит амбиции объединения как площадки, где слышны голоса всех представителей континента. Кроме того, это станет красивым шагом, намекающим всему международному сообществу, что в этом регионе политические противоречия могут быть преодолены эффективной дипломатией», – уточняет Бордачев.
 
По его мнению, членство Монголии в ШОС упростит взаимодействие с Россией и Китаем: «Это снизит градус напряжения по поводу возможной конкуренции двух крупных государств за влияние на Улан-Батор. Идя рука об руку вместе с другими членами объединения, мы сможем выстроить единое и благополучное будущее для Евразии».
 
Необходимость вступления в ШОС для Монголии во многом продиктована географией, соглашается экономист Иван Лизан. «Два единственных соседа страны уже находятся в организации. Торговля Улан-Батора, в свою очередь, также ориентирована на евразийский регион. В таком случае для чего им стоит выбиваться из общего интеграционного пространства?» – считает он.
 
«Вхождение в состав ШОС позволит Монголии «быть на одной волне» с теми странами, с которыми уже в настоящий момент у нее развиваются наиболее активные экономические отношения. Стоит ожидать интенсификации участия Улан-Батора в различных инициативах, предлагаемых объединением», – рассуждает эксперт.
 
«При этом самых значимых выгод от вступления в организацию Монголии стоит ждать в сфере транспортной и логистической инфраструктуры. В настоящий момент в стране достаточно слабо развиты сети железных дорог и автомобильных путей. Инвестиции со стороны России или Китая могут значительным образом изменить текущее положение. В этом случае Улан-Батор имеет все шансы на то, чтобы стать одним из важнейших транспортных узлов внутри ШОС. Для нас это выгодно», – отмечает он.
 
«Кроме того, Москва и Пекин не раз обсуждали возможность строительства нефтепровода через территорию Монголии. Не исключаю, что ее вступление в объединение также придаст импульс реализации данных планов», – резюмирует Лизан.
 

0 комментариев
Обсудим?
Смотрите также:
Продолжая просматривать сайт gulkevichi.com вы принимаете политику конфидициальности.
ОК